1937. Как врут о «сталинских репрессиях»: Всё было не так!


Book Cover: 1937. Как врут о «сталинских репрессиях»: Всё было не так!

40 миллионов погибших. Нет, 80! Нет, 100! Нет, 150 миллионов! Следуя завету Гитлера: «чем чудовищнее соврешь, тем скорее тебе поверят», «либералы» завышают реальные цифры сталинских репрессий даже не в десятки, а в сотни раз. Опровергая эту ложь, книга ведущего историка-сталиниста доказывает: Все было не так! На самом деле, к «высшей мере социальной защиты» при Сталине были приговорены 815 тысяч человек, а репрессированы по политическим статьям – не более 3 миллионов.
Да и так ли уж невинны эти «жертвы 1937 года»? Можно ли считать «невинно осужденными» террористов и заговорщиков, готовивших насильственное свержение существующего строя (что вполне подпадает под нынешнюю статью об «экстремизме»)? Разве невинны были украинские и прибалтийские нацисты, кавказские разбойники и предатели Родины? А палачи Ягоды и Ежова, кровавая «ленинская гвардия» и «выродки Арбата», развалившие страну после смерти Сталина, - разве они не заслуживали 'высшей меры'? Разоблачая самые лживые и клеветнические мифы, отвечая на главный вопрос советской истории: за что сажали и расстреливали при Сталине? - эта книга неопровержимо доказывает: За дело!

Excerpt:

«Приехала в гости из Ташкента мамина двоюродная сестра к дочери в Коломну. В воскресенье были у нас в гостях. Мама, естественно, окунулась в воспоминания. Оказалось, что отец тёти Любы дед Василий – жертва режима. Для меня это стало откровением. Интересуюсь у мамы, естественно, за что – простой дядька, работал мастером на шахте в Туле, помню в детстве только такого здоровенного деда шутника-балагура. Мамуля мнётся и говорит, ну за что сажали тогда – где-то что-то не то сказал. Меня распирает любопытство. Лезу в "Мемориал" – нету. Ну ладно, дождусь тётю Любу.
И вот, когда сестрички уже перетёрли всё о своей жизни и детях-внуках, влезаю в разговор и спрашиваю. Мамуля на меня шикает и совестит. Тетя Люба мнётся и говорит, что, деточка, деталей не знаю и не помню уже, но вроде были какие-то приписки на участке и толкали уголёк на сторону. Они тогда строили дом, денег не хватало, и дед Василий решил ускорить процесс. Не знаю уж, сколько дали, но тётя Люба сказала, что был в лагерях, вроде как в Норильске, примерно год-полтора и вышел. Взяли на старое место, а тут вскоре война началась, и он на фронт ушёл. Говорит, что и он, и баба Таня страшно стеснялись этого перед роднёй, поэтому и говорили, что посадили по политической. Вроде не так стыдно было».


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.