О зарисовках о ГУЛАГе или как разыгралось воображение у «сына врага народа»


В годы перестройки в печати появились рисунки, изображающие ужасы лагерной жизни в СССР, нарисованные якобы надзирателем системы ГУЛАГ. Но в том время не было общедоступной информации, это нельзя было проверить и шокированное население верило. Сейчас достоверность этих фактов, как и личность и биографию художника, который на самом деле не работал в ГУЛАГ, можно провертить. Но рисунки свою роль в деле разрушения СССР сделали. Ниже публикуем статью кандидата исторических наук, опровергающих эту ложь.

Рисунки Балдаева — плод буйной фантазии

Эти  и другие рисунки в период Перестройки неоднократно публиковались в изданиях подобных «Ленинградскому литератору» и «Огоньку» в качестве «документальных» свидетельств о деятельности органов государственной безопасности и преступлениях советской пеницитарной системы в ходе сталинских репрессий. Между тем их автор — скончавшийся в 2005 г. отставной оперуполномоченный МВД Данциг Балдаев, никакого отношения к деятельности ГУЛАГ НКВД в этот период не имел, да и иметь не мог.  Ведь, если конечно верить, собственноручно написанной Балдаевым автобиографии, в 1938 г. он еще учился в средней школе «для детей врагов народа»:

Сыном «врага народа» стал и я. Отец был арестован по доносу одного голодранца, ухаживавшего за моей матерью до ее замужества.

Нас с младшей сестрой поместили в детские дома. Мне повезло, я попал в детский дом имени Октябрьской революции в селе Икей Тулунского района Иркутской области. В нем находилось 156 детей «врагов народов>. Это были дети командного состава ОДВКА (Отдельной Дальневосточной Красной Армии) и Уральского военного округа, а также дети иркутской интеллигенции. Многие имели дворянское происхождение и совершенно свободно говорили на нескольких европейских языках.

Пионервожатые называли нас «враженята> и требовали говорить только по-русски, объясняя это тем, что иностранные языки вызывают антисоветские мысли.

Они проверяли всю нашу почту. Когда школа неожиданно для всех вышла по успеваемости на первое место, это не понравилось НКВД. К нам приехал «товарищ>, была сделана показательная переэкзаменовка, которую мы, дети «врагов народа>, выдержали с честью. После этого на собрании товарищ из НКВД сказал: «Вы поняли, как враги народа готовили своих детей и сколько они могут принести вреда нашему рабоче-крестьянскому государству. Но в высшие учебные заведения мы их не пустим!>

Все это происходило в 1938 году, когда отца осудили как проповедника русского царизма, потому что в 20-х годах в газетной статье он выступил за открытие русских школ наряду с бурят-монгольскими, за приобщение к русской культуре. Всю свою жизнь отец — ученый, ценимый самыми крупными деятелями науки,— подвижнически собирал сокровища бурят-монгольского фольклора, быта, родословные.

Таким образом, ни допросов в «мрачных подвалах НКВД», ни «ужасов лагерей ГУЛАГа» отставной полковник МВД видеть своими глазами просто не мог. Между тем, в конце 1980-х — начале 1990-х он активно позиционировал себя именно как «живого свидетеля» и в этом качестве, например, был заснят в документальном фильме BBC «ГУЛАГ» (1999 г., фильм удостоен премии Grierson Award). Пройдя по ссылке можно скачать отрывки из фильма в zip-архивах, в том числе и тот, в котором авторы фильма берут интервью у «лагерного вахтера» Балдаева. Кем он только, оказывается, не был.
Еще отрывок из той же автобиографии на сайте «любителей шансона»:
Моя мать, Степанида Егоровна Бажичеева-Балдаева, была очень сильной и работящей. И смелостью ее Бог не обидел. Однажды, когда ей было 16 лет, она зимой с обозом в 60–70 саней возвращалась из Иркутска. Крестьяне, русские и бурят-монголы, после продажи сельхозпродукции были при деньгах. Внезапно на них напали с топорами беглые каторжники, совместно с поднадзорными поселянами, и стали отбирать у обозников деньги, одежду и лошадей. Моя мать, услышав шум, схватила двенадцатизарядный винчестер-полуавтомат. На нее кинулись два каторжника с топорами, и она расстреляла их в упор.
А почему, скажем, не картечницу Гатлинга?
Автор — не великий специалист в истории стрелкового оружия, но даже кропотливое исследование всех доступных в бумажном виде и в интернете справочников не смогло дать ответ на вопрос о супероружии под названием «двенадцатизарядный винчестер-полуавтомат».
Кстати в своей автобиографии Балдаев почему-то совершенно не упоминает о своем участии в Великой Отечественной Войне. Между тем, почти на всех мундирных фотографиях мы видим у него на груди гвардейский значок и орден ВОВ. Иных версий биографии Балдаева нам обнаружить не удалось (по крайней мере — в Интернете), но в интервью для питерской «Новой Газеты» корреспондент начинает разговор с ним со слов « — Данциг Сергеевич, вам, как участнику войны, вероятно, дико осознавать, что в XXI век мы, страна, победившая фашизм…». Одним словом, биография «человека-фотоаппарата» Балдаева состоит из сплошных белых пятен.
Достоверно известно лишь, что все «ГУЛАГовские» рисунки Балдаева были выполнены в конце 80-х годов, очевидно, с целью привлечения внимания к собственной персоне на волне модной в то время темы. По крайней мере, об этом прямо говорится в каталоге выставки «Искусство ГУЛАГа — по обе стороны тюремной двери», организованной в декабре 1995 года центром «Мемориал» совместно с Музеем политической истории России [1]. На этой странице, кстати, имеется ключевая фраза, которая исчерпывающе характеризует степень «документальности» картинок Балдаева: «И если говорить о Гулаге как о феномене, как о «вещи для нас», то представленные на выставке рисунки Д.Балдаева вполне адекватно отражают то, чем Гулаг стал для нашего общественного мнения» То есть в общем-то недвусмысленно сказано о том, что эти рисунки отражают не реалии сталинских лагерей, а представление о них, сложившееся в массовом сознании в конце 1980-х гг.
Но это в России. А вот, к примеру, создатели украинского сайта «Музей советской оккупации» до сих пор сохраняют уверенность в том, что «рисунки Балдаева» являются документальными свидетельствами «преступлений сталинского режима». Или они все-таки знают правду, но тщательно стараются привить такую уверенность посетителям сайта?
Сегодня, часть из этих уникальных обличительных зарисовок бывшего офицера НКВД-МВД СССР предлагаются вам для ознакомления, с ранее тщательно скрываемой большевиками компартии от народа, тайнами сталинского ГУЛАГА, или реалиями т. н. советской действительности…Часть этих рисунков была опубликована и за рубежом, но они до сих пор еще малоизвестны. Эти рисунки как бы «кричат» нам из мрачных глубин страшного недавнего прошлого – ЛЮДИ БУДБТЕ БДИТЕЛЬНЫ!, чтобы кошмары сталинских концлагерей, унесших миллионы безвинных жертв и их скотская античеловеческая система, прикрытая слащавыми копрартийными сказками о братстве, равенстве и свободе, больше никогда не повторились! (см. Тайны и преступления НКВД СССР).
(авторское выделение болдом сохранено — прим. ред.)
Несмотря на то, что степень аутентичности «рисунков Балдаева» для специалистов не является секретом — создатели вышедшего недавно на экраны псевдодокументального пропагандистского фильма «The Soviet Story» в очередной раз привлекли их в качестве «источников» вместе с другими многочисленными фальшивками вроде материалов с сайта Мельникоффа («ГУЛАГ — с фотокамерой по лагерям»), «Соглашения о сотрудничестве между НКВД и Гестапо» и фотографий комиссии Нансена, выдаваемых за фотографии голодомора на Украине. В этом ряду рисунки Балдаева заняли свое законное и вполне «достойное» место.
В околоуголовных кругах и среди любителей шансона Балдаев был известен как крупнейший в России собиратель блатного фольклора и зарисовщик уголовных татуировок. В этом качестве он и прославился за границей — в 1993 г. в Германии вышла его книга «ГУЛАГ: Рисунки», (Baldaev D. GULag: Zeichnungen. Frankfurt am Main, 1993) материалы которой впоследствии многократно воспроизводились всеми, кто занимался тюремным фольклором и изобразительным искусством. В этой области он, по-видимому, был крупнейшим специалистом, благо за годы службы имел возможность сделать огромноен количество зарисовок «с натуры» во время личного осмотра подведомственного контингента.

Большая часть напечатанных на бумаге и размещенных в Интернете каталогов блатных  татуировок также основываются на материалах Балдаева.

Что же касается так называемых «лагерных рисунков» то, по-видимому, кроме желания привлечь внимание к собственной персоне на волне интереса к ГУЛАГовской теме, они также отражают определенную степень извращенности сознания их автора и в этом качестве могут служить прекрасным пособием по практической психиатрии, но не по истории.

Отрицать тот факт, что во время т. н. «Большого террора» находились следователи применявшие к арестованным «форсированные методы воздействия « (или, проще говоря, пытки), равно как и то, что существовали представители администрации и охранники исправительно-трудовых лагерей, находившие удовольствие в том, чтобы издеваться над заключенными, безусловно нельзя. Более того, в научный оборот давно уже введена шифротелеграмма И.В. Сталина первым секретарям партийных организаций КПСС на местах от 10.01. 1939 г., в которой недвусмысленно сказано: »ЦК ВКП разъясняет, что применение физического воздействия в практике НКВД было допущено с 1937 года с разрешения ЦК ВКП…. ЦК ВКП считает, что метод физического воздействия должен обязательно применяться и впредь, в виде исключения, в отношении явных и неразоружающихся врагов народа, как совершенно правильный и целесообразный метод» Но такие вещи, к сожалению, являются пороком любой судебной и пеницитарной системы, в чем весь мир недавно имел возможность убедиться на примере кадров из Гуантамо и Абу-Грейв. Вопрос — лишь в масштабах применения этих методов  и в том, насколько они характерны для всей системы в целом, а не являются плодом извращенной фантиазии тюремного начальства на местах, помноженной на его практически полную безнаказанность.

Отрицать то, что машина массовых репрессий сама по себе могла служить источником для подобного рода преступлений — бессмысленно. Но задача историка заключается в том, чтобы установить истинный облик и масштабы этих преступлений,  основываясь на подлинных свидетельствах и документах, а не на фальшивках, порожденных чьей-то буйной фантазией.

А. Байков, кандидат ист. наук


[1] А. Дюков. «The Soviet Story». Механизм лжи. М. REGNUM. 2008. C. 27-28

Источник:  Актуальная История


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.