За что кулак Советскую власть ненавидел?


«Кулак» — это не «крепкий хозяйственник», как стало модно думать с конца 80-х, а сельский ростовщик, который кабалит своих же односельчан и заправляет всем в своей деревне. Чиновники у него в кумовьях, полицейскому, а затем и милиционеру он платит дань. На его полях работают батраки. С недовольными он расправляется не сам, а посылает своих клевретов. Кулаку крайне невыгодны работящие соседи и сельхозкоммуны, наоборот — чем беднее окружение, тем больше он имеет власти. Кулак, ничего не производя, разоряет деревню и тащит ее на дно.

kulakВ условиях военного коммунизма он набрал наибольшую силу. Приходит продотряд красных или реквизиционная команда белых — кулак «выручает» односельчан отдавая из своих запасов их долю. С огромными процентами. В условиях же разрушенного хозяйства хуже твари и не придумаешь.
С начала Голода для кулака наступил рай, просто предел мечтаний. Его заработки:

1. Скупка имущества беженцев. Семья понимает, что не выжить, надо валить. Хозяйство с собой не унесешь — надо продавать. А кому? Покупатель один — кулак. Крестьянин предлагает кулаку купить у него скотину и инвентарь (плуг, борона, упряжь — самое ценное). Кулак соглашается, но в самый день отъезда говорит что передумал и назначает просто смехотворную цену. Крестьянину деваться некуда и он предлагает и свой двор. Кулак дает цену, чтоб только на выжить хватило. Когда крестьянин от безысходности соглашается, кулак предлагает продать ему еще и надел земли за пару пудов муки. Вуаля. Если крестьянин где-то там выживет и вернется, то будет бесправным батраком на своей же земле. В Немкоммуне и на Кубани крестьянские дворы с земельными наделами скупались за 9-12 пудов муки.

2. Хлебные ссуды. Кулак в крайнем случае будет сам жрать суррогаты, но запасы хлеба не тронет. Весной 1922 года он будет ссужать его под будущий урожай. В деревню завезли семена (шведскую рожь, да канадскую пшеницу). Крестьянин еле ноги волочит, а работать надо. Вот и идет к кулаку: «дайте пудик до урожая». Кулак покажет ему хлеб из золы и опилок: «самому жрать нечего». Крестьянин начинает клясться, что земли у него много, семена хорошие, все отдаст. Ну кулак и соглашается: «вот тебе два пуда, урожай с десятины отдашь». Крестьянин охреневает и машет рукой. А семена-то вот они! И зиму пережил! И жена, может, жива и ребенок, может, в детдоме по папке с мамкой скучает — жить хочется! Возвращается к кулаку и торгуется с ним до упора. В итоге получает 4-5 пудов под залог всего урожая! То есть сам себя отдает в кабалу.

Вот и тупик для крестьянина. Скажете: не только у кулаков хлеб остался, но и у отдельных трудолюбивых, смекалистых крестьян? Да, остался. Но они уж точно с соседями не поделятся — элементарная логика выживания не допустит.

А кулак радуется — теперь он снова настоящий хозяин деревни!

И тут бац! — и ход конем.

3 июля выходит декрет ВЦИК и СНК «О признании недействительными кабальных сделок на хлеб». Согласно инструкции по применению этого декрета под его действия попадают все сделки, в какую бы форму они не были облечены (заем, ссуда, запродажа урожая, продажа хлеба «на корню» т.п.) если в них:

а) время совершения сделки — 1921-22 год,

б) обязанная сторона — земледелец,

в) количество подлежащего уплате хлеба превышает норму (т.е. реальную его стоимость).

В кулацких семьях немая сцена из «Ревизора».

Оригинал: http://d-clarence.livejournal.com/81129.html


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.