Большевики спасли Россию. У «белых» не было такой программы


Россия к Октябрю 1917 года подошла в чрезвычайно разобранном состоянии. Грозящем потерей независимости.

1) Сразу же под маской широких автономий весной-летом начался «парад суверенитетов» окраин.
2) Не было никакого «русского экономического чуда». Экономика была в состоянии, не позволяющем надеяться на экономическую независимость в будущем.

Перед началом войны, только усугубившей бедственное положение России, по такому интегральному признаку индустриализации, как «Производство чугуна и стали на душу населения в России», Россия катастрофически отставала от стран Запада и находилась на глубоких задворках:
— от США отставание в 15-17 раз, от предпоследней Австро-Венгрии в 2,5 раза.

Доля России в мировом промышленном производстве была в три раза меньше, чем в Великобритании и Германии, отставание от США – почти в 7 раз. С динамикой роста, не позволяющей серьёзно надеяться на сокращение отставания.
Россия подошла к концу 1917 году с гигантским государственным долгом, растущим по экспоненте.

«Государственный долг к началу 1917 г. составлял 33 млрд. руб., к концу—60 млрд. Каждый год требовалось платить более 3 млрд. руб. по процентам. Эти цифры взяты из доклада В. П. Милютина. Они присутствуют и в докладе директора департамента Государственного казначейства Дементьева, опубликованном 10 лет спустя. В нем приведена динамика русского государственного долга “с причислением к государственным долгам также и краткосрочных обязательств, замена которых долгосрочными займами — лишь вопрос времени” [14]. Долг составил (на 1 января): в 1914 г. — 8,8 млрд. руб., 1915 г.—10,5 млрд., 1916 г.—18,9. 1917 г.—33,6, а к 1 июля 1917 г. достиг уже 43,9 млрд. руб. Ожидалось, что к началу 1918 г. он поднимется до 60 млрд. руб.
Фактически до 60-миллиардного долга не дотянули, поскольку кредиторы не проявили активного желания девать взаймы.

“Надо изыскивать для полного покрытия всех расходов до конца 1917 г. около 15 млрд. руб.”,—писал Дементьев. Столько же удалось изыскать за три года войны. Об этом же — нервные телеграммы министра торговли и промышленности Временного правительства Терещенко от 18 августа 1917 г. русским послам по Франции, Англии и США.»

Россия становилась страной-банкротом.
Меж тем «Начало XX века ознаменовалось репрессивными мерами по от ношению к неаккуратным плательщикам. В 1902 г. французы оккупировали центр острова Лесбос — г. Митилену — за отказ греческого правительства удовлетворить законные требования двух французских банкиров. В том же году объединенный флот стран-кредиторов (Англии, Германии и Италии) начал блокаду берегов Венесуэлы, бомбардировал “для острастки” форт Сан-Карлос, “1903: Выколачивают долги из Венесуэлы (бомбардировкой): Германия + Англия + Италия» (запись Ленина в “Тетрадях по империализму” ПСС т. , т. 28. с. 669.)

Как эту проблему собиралось решать Временное правительство?
Никак. Война до победного конца, живём до созыва Учредительного собрания, а там хоть трава не расти. За что сражались против Советов «белые»?** «За учредительное собрание» ***, за «верность союзническому долгу». Антанта состояла из стран-кредиторов и никакого пиетета к России члены её не испытывали – ни при царях, ни при Временном правительстве, ни при Советской власти. Нас вынуждали расплачиваться за долги человеческими жизнями на фронтах Первой Мировой — и никто, кроме большевиков, не собирался положить этому конец.

Что было бы, если бы не Октябрь 1917 года? Мы до сих пор расплачивались бы по долгам столетней давности и ни о какой независимости речи идти не могло. Средняя Азия и Кавказ досталась бы Британии, Дальний восток – США и Японии, в Европейской части хозяйничали бы французы.

Поэтому: поздравляю с великим праздником, 99-й годовщиной Великой Октябрьской революции!

Источник: http://aloban75.livejournal.com/2387335.html


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.